Новые публикации:

Новые комментарии:

© В. Сальников, 2007–2020

Мнение авторов публикаций не обязательно совпадает с мнением редакции.

Все права на публикуемые материалы принадлежат их авторам. Если не указано иное, то автором публикаций является редакция.

Перепечатка редакционных материалов допускается с указанием источника.

Освобождение от ответственности

25 апреля 2010 г. Комментарии (0)

На дне…

Мы готовы заплакать от жалости и умиления, увидев на улице замерзающего щенка. Выходим во двор, чтобы покормить бездомных кошек. Наше сердце сжимается при виде несчастных, брошенных и погибающих от низких температур и голода животных. И все мы, добросердечные, милосердные и благородные, забываем о том, что сейчас, именно в этот момент, в подвалах, тёмных промерзших подъездах и скользких улицах нашего города прозябают и гибнут люди.

Обычные люди с душами, сердцами и надеждами, люди, подчас потерявшие право называться людьми. Мы предпочитаем закрыть глаза на эту странную и пугающую нас часть общества, обходим стороной тех, кто дошел до крайности, потеряв контроль над собственными пороками. Они спят на лавках, остановках или вокзалах, спасаются от обморожения пламенем огня и роются в нашем с вами мусоре, в поисках пищи. Люди без определенного места жительства. Аббревиатура БОМЖ давно превратилась в общепринятое собирательное понятие, вызывающее у большинства чувство презрения и отвращения, нет ничего легче, чем осуждать. Эти люди сами выбрали свой путь, но на их месте мог оказаться каждый из нас. Каков же мир бомжей изнутри? Ради чего живёт человек, казалось бы, утративший всякий смысл существования? Откуда начинается скользкая тропа, ведущая в иной, лишившийся человечности мир?

Константину Сергеевичу 37 лет. Он согревался, сидя у батареи в подъезде одного из братских домов. Константин выглядит как среднестатистический бомж, имея все атрибуты современного жителя улиц: грязное небритое лицо, клочья растрепанных волос, и прищуренные, еле заметные глаза, скрывающиеся за плотной тенью старого черного пальто. Его голос хрипл и глух, походка тяжела, шаг неустойчив, он словно смотрит в пустоту, но на самом деле разговорчив и его речь на удивление свободна от матов и малоприятных выражений.

- О чем вы мечтали, будучи ребенком?

- Хотел стать космонавтом. Учился на отлично. Много читал, ко многому стремился и поступил в авиационный институт, но не сумел разумно распорядиться долгожданной свободой студенческих лет. Жизнь без родительского контроля казалась мне сплошным праздником.

- Как в первый раз попробовали алкоголь?

- С детства я не отличался разговорчивостью, да и друзей у меня особо не было, большую часть времени посвящал учебе. Парни, жившие со мною в общежитии, постоянно пили разведенный спирт, как-то, в самый разгар подобного застолья один из них, Андрей Кауров с третьего курса, начал уговаривать меня выпить с ними, сначала я отказывался, но желание не быть белой вороной взяло верх над здравым смыслом, это и было начало конца. Алкоголь стал путевкой в веселую и полную приключений жизнь, подарил мне чувство раскованности и уверенности в себе. За чередой беспробудного пьянства последовало отчисление из института, мне пришлось вернуться в родной Братск, где я продолжил вести, столь полюбившуюся мне, разгульную жизнь.

- Ваши близкие не пытались повлиять на вас?

- Родители всегда были заняты своими проблемами, но я рос в строгой семье. Мать была учителем литературы, а отец - строителем, поначалу они верили в меня и пытались наставить на верный путь, но в какой-то момент я исчерпал лимит доверия и на мне был поставлен крест. Сейчас их уже нет в живых и у меня не осталось ничего, что напоминало бы о прошлой жизни.

- Как давно вы живёте на улице?

- Около трех недель, до этого я жил в квартире, оставленной мне родителями, но её отняли за долги.

- Вы пробовали работать?

- Нет, я не работал в своей жизни ни дня, сначала не хотел, позже понял, что уже не могу. Но и воровать я не буду, никогда не воровал. Когда у меня была квартира, я целыми днями пил трою или читал книги, всегда любил читать.

- Вас устраивает ваша жизнь в настоящий момент?

- Конечно же нет. Раньше я питал хоть какие-то надежды, а теперь, каждый день меня одолевает страх, что вскоре я превращусь в этих человекоподобных животных, живущих на свалке за городом, или спящих на помойке. У меня были и остаются мечты, которые никогда не воплотятся в жизнь, но думая об этом я хотя бы знаю, что еще остаюсь человеком.

- Вы о чем-нибудь жалеете? Хотели бы вернуть время назад?

- Я бы предпочел заново родиться. У меня еще сохранился рассудок, и я вполне мог бы сейчас встать на ноги, пойти работать, но не могу, просто не могу. В последнее время мне проще оправдывать себя, говоря, что я живу для того, чтобы жить. Так сказали бы и многие мои друзья-бомжи, если их конечно можно назвать друзьями. На самом деле здесь каждый сам за себя.

- Где вы живёте сейчас?

- Ночую в подъездах, или у знакомых, некоторые из них еще дают мне деньги, однажды даже хотели помочь с устройством на работу, но я опять же не смог, пропащий человек.

- Сейчас вы много пьете?

- Столько, на сколько хватает денег, покупаю исключительно «трою», она дешево стоит и не раз спасала от холода.

- Каким вы видите свое будущее?

- Мне страшно даже думать об этом, дожить бы до следующего дня.

Елизавета Колесова, Газета «Откровение», Братск.орг
Источник
 
 

Следующая: В Ульяновске прошел пикет против новых правил русского языка

Предыдущая: Синий мир. Зачем не-элите государства?

Еще на тему «Город»:

Архив темы