Новые публикации:

Новые комментарии:

© В. Сальников, 2007–2020

Мнение авторов публикаций не обязательно совпадает с мнением редакции.

Все права на публикуемые материалы принадлежат их авторам. Если не указано иное, то автором публикаций является редакция.

Перепечатка редакционных материалов допускается с указанием источника.

Освобождение от ответственности

3 декабря 2009 г. Комментарии (0)

Преступление

Сегодня в Москве один мужчина, таджик, убил двух детей и после этого покончил с собой. Чудовищное, страшное событие, как и вообще чудовищно и страшно то, что происходит у нас с этими беднягами мигрантами. Помню, еще раньше один украинец, также приехавший на подработки, сбил возле МГУ нескольких человек, в том числе нескольких преподавателей. Объяснил он это тем, что хотел выразить социальный протест. Почти уверен, что у таджика были те же мотивы. Приехал в Москву, работы нет, милиция бьет, может быть и при детях, хозяин обманывает с зарплатой, живут в каком-нибудь бараке, где и насилие и грязь, и болезни, и все ужасы, о которых наш обыватель, почесывающий пузо перед телевизором, читал только в романах Достоевского (впрочем, и их помнит по школе разве что).

В этом протесте, какие бы уродливые формы ни принимал он иногда, все-таки есть и нечто почти оптимистическое. Звучит аморально, отчасти даже кощунственно, но, к сожалению, борьба добра со злом невозможна без того, чтобы зло в известной степени на некоторое время стало добром и наоборот. Так и тут. Нам двадцать лет объясняют что, мол, социальный дарвинизм, от этого никуда не уйдешь, сильный бьет слабого, а удел того - или самому становиться сильным (что очень соблазнительно, но бывает в одном случае на десять тысяч от силы), или сжимать до крови губы. Ан нет, вот в такие-то моменты и проявляется та часть человеческой природы, которую наши экономисты и эффективные собственники, сотворившие со страной то, во что она превратилась сейчас, пытаются не учитывать. Раб вдруг встает с колен и безо всякой оглядки на выведенные и научно подтвержденные законы человеческого существования, берет дубину и убивает своего господина. Сильные в один момент становятся слабыми, а слабые, хотя бы на мгновение - сильными.

В своих "Записках из подполья" Достоевский написал гениальный портрет забитого, заброшенного, униженного человека, который глядит на мир злобными, налитыми желчью глазами, находя удовольствие в страдании и самоистязании. Портрет очень точный, и вполне подходящий и для нашего времени. С единственной поправкой, которая, делая ситуации совершенно идентичными, очень многое меняет. Если тот "подпольный человек" в массе своей не видел за собой морального права винить кого-то, кроме себя, и от этого, разумеется, еще больше страдал, то сегодня он уже видит и причины и виноватых. Все еще в тумане, в наркотическом дурмане, но главное для него очевидно - он уже не раздумывает - имеет ли право бить в ответ, а знает, что имеет это право. Он не знает точно куда бить, и потому, как в тумане, промахивается, и попадает или не по тем, или даже по своим, но совершенно уверен, что бить можно и нужно.

Вот тут уже интересно - когда настанет момент, и этот человек определится по кому бить? Вырастет ли он морально и будет действовать из соображений гуманизма, или это будет просто раб, вставший с колен для того, чтобы сесть на место своего мучителя и угнетателя? Последний вариант опаснее и породит куда больше насилия. Тут будет личная месть, а не гуманная цель установления справедливой системы, и будут вырезаны, может быть, десятки миллионов.

Нынешняя власть, дискредитируя коммунистическую идеологию, провоцирует именно этот второй вариант. Так пусть не обижаются потом.

Михаил Поляков
Источник
 
 

Следующая: Разговор с Иосифом Сталиным. Продолжение.

Предыдущая: Кадры решили: «Всё!»

Еще на тему «Мнение»:

Архив темы