Новые публикации:

Новые комментарии:

© В. Сальников, 2007–2020

Мнение авторов публикаций не обязательно совпадает с мнением редакции.

Все права на публикуемые материалы принадлежат их авторам. Если не указано иное, то автором публикаций является редакция.

Перепечатка редакционных материалов допускается с указанием источника.

Освобождение от ответственности

29 марта 2010 г. Комментарии (0)

После Путина: решая «взаимоисключающие задачи»

Одна из самых страшных проблем, которую придется решать Опричнине развития – последствия демографической деградации страны. Параллельно с задачей качественного экономического роста. В рамках неолиберальной модели это – взаимоисключающие задачи.

За полвека доля пенсионеров в населении страны выросла вдвое — с 9% в 1959 году до 18,5% в нынешнем. Главная причина этого — низкая рождаемость, говорит замдиректора Института демографии Высшей школы экономики Сергей Захаров.

Действительно, только за последние 20 лет рождаемость в России сократилась в 1,6 раза и теперь составляет 1,3 ребенка на женщину вместо необходимых для воспроизводства населения 2,15. Доля молодежи до 30 лет при этом уменьшилась до 40%.

По прогнозам демографов, через 30–40 лет пенсионеры будут составлять уже треть населения страны.

«Уже в ближайшем будущем стариков станет намного больше, чем детей и молодежи», — сказал «НИ» директор Центра этнополитических и региональных исследований Владимир Мукомель.

"...В 2010 году пенсионеры займут 22 процента населения, а к 2016 году – уже 24,5 процента. Если сегодня наш народ состоит из подростков на 19,3%, то к 2016 году их доля сожмется до 16,9 процента. Численность тех. Кто вступает в трудоспобный возраст, падет по сравнению и с нынешним неблагополучными временами еще в два раза. Чего там говорить! К 2016 году численность мужского населения в возрасте 17-19 лет упадет до 1,99 миллиона человек – на 47,4 процента меньше, чем в 1995 году!


Стремясь сделать губительную тенденцию еще более наглядной, Минтруд привел свою статистику. Скажем, сегодня одна тысяча работающих содержит 306 детей и 342 пенсионера (648 душ иждивенцев). В 2007 году, на пике "передышки", придется кормить 251 ребенка и 330 стариков (581 иждивенец). А в 2016-м на тысячу человек "с сошкой" придется уже 705 людей с "ложкой" – 288 детей и 417 стариков...."

Максим Калашников, статья 2004 г.

ПОД ГРУЗОМ СТАРОСТИ

Экономика РФ уже шатается и изнемогает от демографического кризиса. Слишком мало молодых и трудоспособных – чересчур много стариков. Число молодых (15-34 года от роду) в 2017 году (разгар второй жестокой мегаволны глобокризиса!) в РФ будет вдвое меньше аналогичного показателя для РСФСР 1989 года. (http://m-kalashnikov.livejournal.com/307705.html). Не 35,9 млн. душ, а 15-17 млн. от силы. Зато доля нетрудоспособных и дряхлых возрастет. А они не могут быть ни воинами, ни инженерами, ни рабочими, ни исследователями. Они – наши дедушки и бабушки, папы и мамы.

Даже сейчас бюджет РФ трещит от огромного (для него) объема пенсионных и социальных выплат. Доля их в бюджете-2010 г. – 10% от ВВП. Втрое больше, чем на оборону. Кратно больше, чем на науку и образование. (Наука – чуть более 1% от ВВП). РФ уже столкнулась с необходимостью повышать социальные налоги на бизнес до 32 процентов (в полтора раза). И это неминуемо приведет к угнетению экономического развития (рост податного бремени), к падению производства, к уходу бизнеса и зарплат в тень. А дальше – новая волна глобального кризис-цунами, нарастание социального бремени бюджета из-за демографического провала и роста долю пенсионеров в населении, в а итоге – кердык. Даже по чисто социально-демографическим показателям. Не беру другие, вроде износа основных фондов, управленческого дефолта тупого госаппарата, голода на квалифицированные кадры и т.д.

Никакие свободные выборы и демократия западного образца эту социально-демографическую проблему не решат. Более того, он ее обострят, вызвав настоящую гражданскую войну между стариками и молодыми. Старики будут голосовать за политиков, которые пообещают им увеличение пенсий и социальных выплат – не обращая внимания на то, что денег перестанет хватать на поддержку молодых семей, промышленности, науки и т.д. Молодые почувствуют себя обделенными. Прогнозирую: начнут распространяться идеи о лишении пенсионеров права голоса на выборах. А еще раздадутся голоса придурков, требующих побыстрее умертвить балласт – старых «совков». Мол, для блага экономического роста.

Но бросать стариков нельзя. Благодаря им мы на свет появились, на плодах труда прошлых поколений до сих пор живем. Это – наши старики.
Таким образом, «после Путина» придется решать две взаимоисключающие (в рамках либерало-монетаризма и глобализма) задачи. Нужно как-то содержать стариков и помогать повышению рождаемости – и одновременно развивать страну, строить передовое народное хозяйство, сбрасывать налоговое бремя с производителей.

ХОТИТЕ ЛИ ВЫ ЛИБЕРОФАШИЗМА?

Опыт Запада, к коему любят апеллировать наши либерал-«реформаторы», здесь бесполезен. Монетарный капитализм считает задачи народосбережения и экономического роста взаимоисключающими. Он говорит: либо то – либо другое. Чаще всего народ приносится в жертву экономике.

В наши дни либеральные экономисты РФ говорят о том же выборе.
Еще в 2002 году либерал Евгений Шлемович Гонтмахер, нынче – столп Института современного развития ИНСОР (с Димой Медведевым во главе наблюдательного совета) написал предельно откровенно:

«…Что с высокой долей вероятности произойдет уже через несколько лет? Ведь для обеспечения долгосрочного экономического роста потребуются трудовые ресурсы с вполне определенными качествами.

Во-первых, их должно быть достаточно. Но демографические прогнозы говорят о том, что после кратковременного увеличения числа людей, входящих в трудоспособный возраст (эхо всплеска рождаемости - 1946-1950 годы), наступает очень глубокий спад, во-вторых, усугубляется перечисленными выше тенденциями в качестве «человеческого фактора».
Конечно, теоретически рассуждая, можно ответить на этот вызов кардинальным повышением производительности труда. Но и здесь чудес, скорее всего, не случится. Скорость нарастания кризиса «человеческого фактора» значительно быстрее скорости обновления основных фондов нашей экономики.

Но даже если инвестиции польются рекой уже завтра, то сразу же обнаружится, что на многие рабочие места не найти людей нужного образования (особенно профессионально-технического и управленческого) и состояния здоровья.

Кроме того, настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО, сделает безработными, по моим оценкам, не менее 10-12 миллионов человек, занятых сейчас на нежизнеспособных и неконкурентоспособных предприятиях. Это абсолютно неизбежное и необходимое действие потребует от государства выделения значительных средств на адаптацию такой человеческой массы к новым реалиям. Это станет дополнительным фактором, препятствующим быстрому росту общественной производительности труда.

Нужно отдавать себе отчет в том, что к концу первого десятилетия XXI века именно состояние «человеческого капитала» станет основным фактором, который определит, выживет ли Россия как государственное образование и останутся ли шансы сохраниться - в физическом понимании этого понятия - у российской нации?..»
Еще в книге «Гнев орка» мы с Юрием Крупновым отвечали Гонтмахеру:

«То, что я и пока еще немало людей в России явно принадлежат к «человеческой массе» с «низким (по великолепному выражению Е. Гонтмахера) качеством» - это факт. В самом деле, как еще можно относиться к людям, которые по инерции своего старого мышления продолжают думать, к примеру, что структурная перестройка экономики должна в итоге вести к «кардинальному повышению производительности труда» и резкому увеличению «скорости обновления основных фондов нашей экономики»?

Поэтому, по мысли Е. Гонтмахера, чиновника, который де-юре и де-факто определяет социальную политику России, получается, что, во-первых, незачем инвестировать в повышение производительности труда и обновление основных фондов, т. е. в науку, образование и промышленность, которые и определяют производительность и фонды, и, во-вторых, в целях «обеспечения долгосрочного экономического роста», для чего потребуются «трудовые ресурсы с вполне определенными качествами», необходимо переформовать «человеческую массу» под такой зоологический вид, который одним своим естественным существованием будет способствовать экономическому росту.

А в-третьих, нужно где-то брать эти самые доброкачественные человеческие ресурсы (в самом деле, не может же «элита» существовать без качественных рабочих скотов?), привлекать их со стороны, как из СНГ, так и из дальнего зарубежья: «И нам стоит рассмотреть вопрос о привлечении в Россию на постоянное место жительства и нерусскоязычных. Так формировалось население США, Канады, Австралии, ряда стран Западной Европы. Речь не только о бывших республиках СССР. Нужно думать и о квотированном привлечении людей из таких регионов дальнего зарубежья, как Средний и Дальний Восток, Юго-Восточная Азия, с одновременным ужесточением политики в отношении нелегальных мигрантов».

Итак, в чем состоит логика господина Гонтмахера?

Данный человеческий материал (русские) для «настоящей структурной перестройки экономики» и устойчивого экономического роста не подходит. Ergo, необходимо заменить данный материал естественным образом убыли и прибыли (смертями и рождениями), искусственным образом стимулирования иммиграции, а также организационными мероприятиями типа вступления в ВТО.

Quod erat demonstrandum - что и требовалось доказать.

Разве эта логика не является всецело людоедской логикой, по сравнению с которой образ жизни натурального людоеда - благородное направление мысли и дела?

Впрочем, в конце данной работы я специально остановлюсь на разборе оснований и механизмов «гуманной» войны, ориентированной на истребление лишнего - бесполезного и «нерентабельного» - населения.

Сегодня это делают в России. Завтра - будут творить повсеместно…»
Такая вот логика людоедского либерального фашизма.

Уже в 2010 году («Ведомости», 17 марта) бывший заместитель министра экономики РФ Андрей Клепач продолжил мысли Гонтмахера. Клепач призывает при подготовке к мировому краху пирамид государственного долга в 2016-2018 гг. выбрать одну из либеральных стратегий для экономики Эрэфии.

«…Для России «хорошо подготовиться» означало бы прежде всего определиться с приоритетами экономической политики — социальным либо индустриальным, считают в ЦМАКП: от выбора зависят перспективы выхода из кризиса….

Социальный сценарий предполагает минимизацию участия государства в экономике и бюджетные инвестиции в человеческий капитал: повышение пенсий, зарплат, частной инвестактивности, поддержка малого инновационного бизнеса. Экономика за счет стимула потребления быстро выходит из текущего кризиса, но промышленность деградирует на десятилетие (пока человеческий капитал не созреет для создания конкурентоспособных предприятий). После 2017 г. экономика не сможет набрать темпов выше 4-4,5% и ее рост постепенно затухает.

Сценарий индустриальной модернизации требует непопулярных социальных мер — ограничения расходов на пенсии и повышения пенсионного возраста, государство инвестирует в инфраструктуру, науку, крупные высокотехнологичные производства. Тогда к кризису 2017 г. индустрия сумеет повысить конкурентоспособность, что затем обеспечит экономике высокие — порядка 5-6% в год — темпы роста….»
На самом деле, никакого выбора А.Клепач не предлагает. Ибо какое может быть развитие человеческого капитала при деградации промышленности? Это бред собачий. Наука и образование тесно связаны с промышленностью. Деградирует она – деградируют и наука со школой. Туда, куда уходит современная промышленность, перемещаются рано или поздно и финансы, и наука, и образование. Не зря Китай уже превосходит весь мир по качеству и количеству выпускаемых инженеров. Реальный сектор – как та вода, где водятся «рыбы» науки и образования. Без реального сектора и инноваций в нем исчезает и человеческий капитал.

А.Клепач в тонкой форме намекает: в нынешней системе придется выбирать. Либо – пенсии старикам, либо – промышленность, наука, инновации. Нынешняя власть сделала пока что выбор: главное – пенсии и социальная стабильность, а ради этого можно сократить инвестиции в основной капитал, затраты на исследования, образование и оборону.

Как вы понимаете, в рамках нынешней системе любой выбор между двумя стратегиями (уморить либо людей, либо – промышленность) – смерть. Это смертельный тупик, в который нас завели Ельцин с Путиным. Тупик, из которого никогда не выведет слабый либеральчик ДМА, и ему подобные из нынешней либеральной оппозиции. Они же там все гонтмахероподобные.

Содержать стариков за счет поступлений от экспорта нефти и газа уже невозможно: ТЭК исчерпан и изношен, его самого нужно спасать огромными вложениями. (http://forum-msk.org/material/kompromat/2776277.html).

Выход из тупика может дать лишь опричная Диктатура развития.

НАША СТРАТЕГИЯ

Трезво осознав то, что РФ в ее нынешнем виде обречена и терять русским больше нечего, нам необходимо действовать смело и творить, не оглядываясь на Запад. Все равно он ничем помочь не может даже в плане идей. А посему – посылаем куда подальше «шлемовичей-гонтмахеров» с их инсорами, не обращаем внимания на вопли о тоталитаризме/фашизме/нацизме – и действуем.

Проводим мобилизацию на современный лад. Снижаем по максимуму непроизводительное потребление. Безжалостно режем расходы на всякие олимпиады и футбольные чемпионаты. Сочетанием опричного террора и низовой демократии (самоуправление территорий и предприятий) уничтожаем коррупцию, систему отпилов-откатов. Применяем закрывающие технологии в обороне и вооруженных силах.

Нам нужен дополнительный источник средств. Мы находим их (см. наши с Сергеем Кугушевым наработки в «Третьем проекте») в конфискации богатств у ельцепутинских сановников и олигархов (но не у честного производительного бизнеса!). В применении высоких финансовых технологий для «подсоса» средств с мировых финансовых рынков. В задействовании механизма неинфляционной эмиссии (ВВП РФ недомонетизирован вдвое), творчески развивая механизм МЕФО-векселей Германии 1930-х годов. Принимаем четкие пятилетние планы развития – набор становых проектов развития. Начинаем суды за возвращение богатств царской России, по сути украденных англичанами, французами и американцами на заказах царского правительства в Первую мировую.

Строим экономику русского инновационного социализма. Многоукладную. Вверху – креаномика. Ниже – плановый сектор, еще ниже – нормативный, капиталистический, ниже всех – свободный рынок. (Описано в «Третьем проекте»).

Делаем ставку на развитие технологий Шестого уклада, экономящих и ресурсы, и людские трудозатраты, компенсирующие острую нехватку молодых. Превращаем Россию в Мекку для инноваторов всего мира, втягиваем к себе всех, кто готов здесь жить и работать. Прежде всего – славян. (Примерный набросок такой политики - http://m-kalashnikov.livejournal.com/381294.html).

Делаем ставку на создание сверхлюдей, новой высшей расы. Чтобы за счет качества компенсировать недостаток количества. Эти идеи мы с Родионом Русовым описали в труде «Сверхчеловек говорит по-русски». Выезжаем на создании человеческого капитала высочайшего качества.

И если у вас есть ум, то вы поймете: совершить такое в рамках прозападной, глупой либерал-демократии невозможно. Потребуется пусть временная, но диктатура. Диктатура умных и пассионарных, низкопримативных людей.

Тем более, что и Западу для выживания понадобится делать нечто подобное.

Эра умных диктатур по всей Земле неизбежна. Слишком глубок и страшен начавшийся кризис капитализма. Можно сколько угодно говорит о его искусственности. Но если его и начали сознательно – то развивается он теперь по объективным законам…

(Продолжение следует)

Максим Калашников
 
 

Следующая: Антитеррористическая комиссия города Братска

Предыдущая: Пикет — сбор подписей под открытым обращением к Президенту РФ

Еще на тему «Мнение»:

Архив темы